Интервью Чичеткин Владимир Персона

tadviser.ru

Владимир, изменились ли, на ваш взгляд, подходы к построению IT-архитектуры в банках?

Владимир Чичеткин: Я не вижу каких-то глобальных серьезных изменений в подходах к построению IT-архитектуры, которые бы происходили во время или после кризиса. В целом все развивается примерно в том же направлении, что и раньше. Хотя, надо заметить, в работе мы начинаем применять предлагаемые рынком новые решения и технологии. Например, принципы сервисно ориентированной архитектуры (SOA) мы уже активно используем.[1]

Кризис, с одной стороны, выступил стоп-фактором, который приостановил некоторые наши планы, с другой – позволил переосмыслить и скорректировать направление дальнейшего движения.

Могу пояснить на примере нашего банка, как в результате воздействия кризиса было принято решение поменять концепцию развития IT-инфраструктуры. В кризисный год у нас активно разрабатывалась тема BCP (Business Continuity Plan) – обеспечение непрерывности бизнеса. В рамках определенного плана была предусмотрена большая программа по части организации вычислительных центров. Кризис позволил нам выполнить только часть задач. А сейчас мы возвращаемся к этой теме, но уже с другим подходом.

Мы уходим от стандартной схемы организации центров обработки данных, когда есть основной вычислительный центр и резервный. Принципиальное отличие нового подхода в том, что создается распределенный вычислительный центр, в котором дублирование и обеспечение мощностей возможно не только в экстремальных ситуациях. Сейчас мы в большей степени думаем о том, что надо не просто решить задачу наличия резервов, но обеспечить постоянную высокую производительность серверов. Проблемы, которые возникают в деятельности банка, не всегда касаются только выхода из строя различного оборудования. Чаще в повседневной практике приходится сталкиваться с нехваткой, например, дополнительного объема в системах хранения данных или вычислительных мощностей, это могут быть пиковые нагрузки на системы или непланируемое падение производительности… То есть существует большое количество факторов, помимо катастроф, которые снижают качество сервиса. Наличие дублирующего сервера и какой-то удаленной резервной точки, конечно, могут спасти организацию в случае катастрофы, но при этом система постоянно может работать плохо, медленно, с плохим откликом. И это гораздо бОльшая проблема для бизнеса, нежели отсутствие резервной площадки.

Возможность быстрой подачи мощности, добавление дополнительных вычислительных ресурсов, перераспределение мощностей помогают решить и задачу восстановления, и задачу текущей работы, эти задачи решаются в комплексе и друг друга не исключают.

Суть изменений в подходе – мы стараемся перестроить инфраструктуру так, чтобы обеспечивать доступные вычислительные ресурсы для постоянной и непрерывной производительности бизнеса.

Используете ли вы при этом технологии облачных вычислений?

В. Ч.: Нельзя сказать, что мы идем в «облака». Скорее, мы используем некоторые принципы или параметры, которые этим подходом декларируются, такие как свободное перемещение мощности, создание гибкой инфраструктуры, которая позволяет перераспределять ресурсы независимо от того, какая ситуация на данный момент сложилась. Нам кажется правильным движение в эту сторону, поэтому, планируя дальнейшее расширение на другие площадки, мы ориентируемся на этот подход. Мы не дублируем оборудование, а создаем условия для перемещения потребляемых мощностей в зависимости от потребностей в каждый момент времени.

Мы отчасти приняли саму «облачную» идеологию, но пока не вполне готовы идти в публичные «облака». Это, кстати, касается и аренды приложений. Все-таки банки очень зарегламентированы, существует большое количество законодательных ограничений, которые не позволяют свободно перемещать за границу банка определенные виды данных.

Вы решаете эти задачи собственными силами?

В. Ч.: Концепцию мы продвигаем самостоятельно, но реализуем ее с привлечением подрядчиков, их, кстати, не так много. Своими силами обойтись тут сложно, такие проекты, как правило, это целый комплекс мероприятий. Это ведь не только серверы и системы хранения, это еще и инфраструктура, которая должна обеспечивать всю систему и производительную связь между площадками.

Изменения происходят в рамках какого-то отдельного проекта?

В. Ч.: Нет, мы не ставим здесь каких-то проектных сроков, просто планируем свое развитие в рамках этой идеологии. Это слишком большой комплекс организационных и технических мероприятий, которые невозможно закончить в один момент. Оборудование и системы, позволяющие реализовать такой подход, закупались не вчера, распределенная инфраструктура создается тоже не в один момент. Это некий непрерывный путь, по которому мы идем.

Как вы оцениваете нынешнее состояние IT-архитектуры вашего банка? Как она будет выглядеть в результате проводимых изменений?

В. Ч.: Мы всегда тяготели к тому, чтобы централизовать все наши вычислительные ресурсы, и у нас это получилось. В банке создано единое информационное поле, несмотря на большое количество систем. Все это дает возможность реализовывать те изменения, о которых я говорил. В результате IT-архитектура становится распределенной и масштабируемой, а изменения происходят по всем ее слоям.

Можно ли говорить о том, что IT-архитектура меняется по мере расширения услуг, предоставляемых банком? Сейчас, например, многие банки усиливают часть, связанную с дистанционным обслуживанием, это как-то влияет на архитектуру в целом?

В. Ч.: Да, мы разрабатываем новые концепции и в части развития дистанционного банкинга. Мы уходим от классического сайта, переходя на портальное решение. Оно дает больше возможностей для предоставления клиентам более удобных и более персонализированных сервисов. Конечно, с точки зрения технологий изменения происходят. Но общую архитектуру они не затрагивают, так как в большинстве своем самодостаточны и ей не противоречат.

Да, все наши клиентские приложения стали работать на мобильных телефонах, но архитектурным прорывом я не могу это назвать. По большому счету это те же приложения, которые были, только адаптированные под конкретные устройства. Принцип их работы не поменялся, архитектурно все осталось прежним. Это плановая адаптация к новым каналам коммуникации и устройствам.

Leave a Reply